<<  Ноябрь 2018  >>
 Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс 
     1  2  3  4
  5  6  7  8  91011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Новости

OLD CAR LAND 28-30 квітня!
До головної автоподії України – два тижні! Наближається наймасштабніша автомобільна подія України – шостий...
Открытие ретро сезона в Харькове по версии АРС РЕТРОГРАДЪ
Авто Ретро Союз РЕТРОГРАДЪ, организатор Харьковского Ретро Слета – 2017, провел первый сбор владельцев и...
РетроФест-2017 приглашает!
«ЛЕТО В СТИЛЕ РЕТРО» 9-11 июня 2017, г. Каменец-Подольский На три дня – в прошлое! Феерическое, наполненное...
Записки Шатрова - Автопробег «Кишинёв – Киев – Минск – Санкт-Петербург» 2010 г. - 5 мая, 7-й день пути
Оглавление
Записки Шатрова - Автопробег «Кишинёв – Киев – Минск – Санкт-Петербург» 2010 г.
30 апреля, 2-й день пути
1 мая, 3-й день пути
2 мая, 4-й день пути
3 мая, 5-й день пути
4 мая, 6-й день пути
5 мая, 7-й день пути
6 мая, 8-й день пути
7 мая, 9-й день пути
8 мая, 10-й день пути
9 мая, 11-й день пути
Все страницы

 

5-ое мая (7-ой день пути)

В 8.00 бессовестные земляки-строители включили отбойные молотки и, под родную молдавскую ругань, стали разрушать стену соседнего номера. Пришлось проснуться. Позавтракали в буфете гостиницы и, собрав вещи, загрузились в машины. Прежде чем покинуть Великие Луки, заехали на местное «Авторадио» - показать «Паккард», чтобы коллеги не думали, что мы два дня бессовестно врали и никакого «Паккарда» не было.

Около 11-ти часов тронулись в Санкт-Петербург. Первую половину дня я обживался на новом месте. Не хочу сказать ничего плохого о «Победе», однако, в «Паккарде» мне было комфортнее по ряду причин. Во-первых, я человек курящий и на каждой остановке, для того чтобы выйти на перекур, мне теперь было достаточно только открыть заднюю дверь автомобиля. В «Победе», где дверей всего две, приходилось поднимать с насиженного места Андрея Евгеньевича, отодвигать переднее сидение и протискиваться в образовавшийся проход.

Во-вторых, заднее сидение «Паккарда» значительно шире и я с комфортом разложил все свои журналистские пожитки: мобильный телефон, папку с планом автопробега, документы слёта ретро-автомобилей, флаг «Авторадио», блокнот и ручку для ведения заметок, которые вы сейчас и читаете.

Кстати, из-за этих заметок, на одном из коротких привалов состоялся разговор с Лёней и Сашей. Выходя из леса, где я осматривал местные достопримечательности, я увидел, что товарищи по экипажу стоят, понурив головы у открытой задней двери «Паккарда», внутренняя обивка которой была испачкана шариковой ручкой. Я подошёл к ним. Лёня, оглядев меня с ног до головы, произнёс: «Ты чего творишь, Дюма-отец, Дюма-сын и Дюма–дух святой?». Я встал в позу Кисы Воробьянинова и произнёс речь, которую они слушали, слегка обалдело выпучив глаза. «Никогда!» - сказал я – «Слышите, никогда Владимир Шатров не нанес ущерба ни одному ретро-автомобилю! Да, я – не ангел! Я мог бы сдать в пункт приёма цветных металлов колокола Киприянского монастыря и обокрасть келью отца-настоятеля. Но испачкать «Паккард»? Никогда! Должно же быть что-то святое в душе!» После чего я достал свой блокнот и показал, что веду записи чёрной пастой, а обивка «Паккарда» испачкана пастой фиолетовой. Ребята извинялись долго.

Дорога по России утомительна и однообразна. Некоторое оживление вносят названия небольших деревень. Например, увидев указатель направо и надпись «Новые чемоданы», мы улыбнулись. Через несколько километров, увидев указатель налево и надпись «Старые чемоданы» - рассмеялись. Но когда прямо перед нами возникла скромная надпись «Чемоданы» - ситуация достигла апупея и апупеоза. Я захрюкал от восторга на заднем сидении, Лёня остановил «Паккард» и с хохотом повалился на Сашу. Саше, почему-то, вдруг стало не смешно, наверное, оттого, что Лёня весит добрый центнер.

На обед остановились в каком-то небольшом населённом пункте, зашли в придорожную харчевню и увидели растерянное лицо официантки, которая в окно увидела наши машины. Сверив автомобили, достойные олигархов, с нашими лицами – она окончательно впала в ступор. Из этого состояния её вывел Влад, заявив: «Нам бы съесть чего-нибудь, но недорого». Я подключился к интересному разговору, сказав: «Но много!». Официантка, на всякий случай уточнила: «То есть, чтобы вкусно – необязательно?». Я повторил для непонятливой девушки: «Много!». Официантка пошла в сторону кухни, на ходу бросив фразу: «Ребята, вы попали по правильному адресу!».

После обеда время полетело быстрее. Сами не заметили, как подъехали к Санкт-Петербургу. Остановились на границе города и связались с местным «Авторадио» по телефону. Разговор слегка обескуражил. Коллеги с питерской радиостанции заявили, что они в курсе нашего автопробега, более того, им звонили из Москвы и просили принять нас достойно, но денег не прислали, а потому помочь нам с гостиницей и питанием они не могут. После чего, без малейшего зазрения совести, коллеги поинтересовались, не можем ли мы дать по телефону репортаж о целях и задачах автопробега, а также о пройденном пути. Я завладел телефонной трубкой и объяснил наглецам, что нам звонили из Бухареста и просили дать репортаж, но денег не прислали, а потому – репортажа не будет, после чего прекратил разговор.

Смеркалось. Впереди маячила перспектива присоединиться к армии питерских бомжей. Андрей Евгеньевич заявил, что знает прекрасный мост на Фонтанке – чугунное литьё, XIX век, под которым мы можем устроиться на ночлег. Там, кстати, и табличка есть: «Отливал барон Клодт» и мы, если приспичит, тоже будем там отливать, мол, барону – можно, а нам, что – нельзя? Однако Влад отливать, а тем более, ночевать под мостом отказался и взялся за решение возникшей проблемы. Тут надо заметить, что Влад некоторое время прожил в Питере, а, следовательно, сохранил некоторые связи с местными жителями, а также легальными и нелегальными эмигрантами. Через 10 минут телефонных переговоров у нас на руках были два адреса, где нас ждали. Причем, квартиры находились на одной улице, правда, в разных концах, но поскольку это был не Невский проспект и не проспект Обуховской обороны, то расстояние между квартирами не превышало 20-ти минут ходьбы пешком (по питерским меркам, вообще, дверь в дверь).

Расселяться решили экипажами, поскольку в каждой квартире нам выделили по одной комнате и больше трёх человек, в комнате разместить было нереально. Сначала приехали по адресу, где должен был остановиться экипаж «Победы». Дверь открыла бабушка, которая в своё время явно окончила Смольный Институт благородных девиц. Это заключение я сделал, услышав первую её фразу: «Извольте, милостивые государи, калоши оставить в передней». Я включил заднюю скорость и, оставив троицу из «Победы» в квартире, выкатился на улицу, сел в «Паккард» и сказал: «Они устроились нормально! Поехали!»

Вскоре мы нашли и наш дом и, взяв сумки из «Паккарда», поднялись на нужный этаж и позвонили в дверь. Открыла женщина среднего возраста, из-за спины которой скромно выглядывал мальчик 5-ти лет. Эта скромность могла обмануть кого угодно, но только не меня. Я сразу понял: этот маленький чертёнок устроит нам весёлую жизнь. В течение одной секунды он ухитрился показать мне язык, состроить забавную рожицу и вернуть лицу благочестивое выражение. Тем временем хозяйка, осмотрев нас с ног до головы, выдала приветственную фразу: «Так вот, молдаване, чтоб вы знали – я колдунья и ведунья в пятом поколении». Мы так устали, что нам было всё равно – колдунья, добрая фея или сам Дракула. И только Саша выразил общее настроение, сказав: «Спасибо, ёхарный бабай, приехали!» Ей-богу, Саша-механик пробега говорит мало, но всегда ёмко и точно.

Занесли сумки в выделенную нам комнату и Лёня с Сашей изъявили желание идти в круглосуточный магазин за провизией. Я вздохнул и сказал: «Вы только недолго, ребята». Они исчезли на целый час, наверное, думали, что за это время колдунья меня зажарит и съест, а их потом уже не тронет.

Я, пригорюнившись, сидел на сумках. Наконец, хозяйка сжалилась надо мной и позвала пить чай. Во время чаепития сын хозяйки измучил меня допросом в стиле Мюллера, мол, зачем мы из Молдавии приехали в Питер, если собираемся через несколько дней ехать обратно. Причём, этот маленький сорванец, судя по всему, не собирался отправляться спать, пока не получит ответы на все свои вопросы. Вскоре вернулись ребята с продуктами, мы сели ужинать и стали втроём отвечать на вопросы маленького мучителя. Сообразив, что трёх взрослых человек ему не переговорить, ребенок ушёл спать. Вскоре мы тоже ушли в свою комнату.

В отведённом нам помещении, был один диван и два раскладных кресла. Лёня, оценив обстановку, сказал: «Значит так, вы – задохлик и здыхотик, будете спать на креслах, а я, поскольку в кресло не помещаюсь, буду спать на диване. Возражения есть?». Задохлик и здыхотик не возражали, поскольку впихнуть Лёню в кресло, действительно, не представлялось возможным. Все расположились, согласно поступившему распоряжению.

Ребята уже давно сопели и похрапывали, а мне не спалось. В голове бродила мысль о том, что близится полночь, а хозяйка квартиры колдунья в пятом поколении. Совершенно не ко времени вспомнился сюжет из повести «Вий», где ведьма каталась верхом на несчастном семинаристе Хоме. Очень захотелось домой...

 



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить