<<  Ноябрь 2018  >>
 Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс 
     1  2  3  4
  5  6  7  8  91011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Новости

OLD CAR LAND 28-30 квітня!
До головної автоподії України – два тижні! Наближається наймасштабніша автомобільна подія України – шостий...
Открытие ретро сезона в Харькове по версии АРС РЕТРОГРАДЪ
Авто Ретро Союз РЕТРОГРАДЪ, организатор Харьковского Ретро Слета – 2017, провел первый сбор владельцев и...
РетроФест-2017 приглашает!
«ЛЕТО В СТИЛЕ РЕТРО» 9-11 июня 2017, г. Каменец-Подольский На три дня – в прошлое! Феерическое, наполненное...
Ребусы господина Пейоннэ (Денис Орлов)

Пейонэ

Главный реставратор Женевского автомобильного музея, Поль Пейоннэ, – личность среди его коллег известная. Пейоннэ рассказывает мне и Александру Пикуленко, как в 1996 году восстановленный им Auburn Speedster взял на престижном Concourse d'elegance в парижском парке Багатель почетный приз – серебряную табличку. Мы понимающе киваем: один такой автомобиль есть в Москве, о нем писал журнал «Мотор». Даже цвет похож... Господин Пейоннэ хитро щурится: такой ли? Откидывает капот – под ним вместо ожидаемой «восьмерки» громоздится... авиационный V12 фирмы Lycoming. 

- Реставрация – не всегда просто восстановление автомобиля из оригинальных частей. Со временем раритеты обрастают ворохом чужеродных деталей; те же шины не найти, а если и найдешь, их нельзя сильно накачивать и тем более – ездить на них, старая резина не выдержит. Обратите внимание на покрышки вот этого восстановленного шасси Voisin C12: они мишленовские, старого образца, но современные.

- И сколько стоят?

- О, 1200 швейцарских франков, комплект на автомобиль обойдется в шесть тысяч. Но для меня у Michelin особая цена. Я еду к ним на фабрику в Клермон-Феран и беру комплектов двадцать – и на других реставраторов. Поэтому получаю комплект за шесть тысяч франков – но французских.

- Об этом можно написать?

- Если только никто не ринется на Michelin покупать резину по такой цене.

- Обещаем не публиковать это на французском языке. Скажите, почему на выставке «Ретромобиль» ваш Voisin стоял без кузова?

- Я не сторонник незавершенки, но настоял заказчик. Voisin, скорее всего, останется шасси.

Отступление первое, меркантильное.

В СССР реставрация и коллекционирование были неотделимы друг от друга, что мешало и тому, и другому. Автомобили, подобные Voisin, невозможно реставрировать «для себя», даже обладая приличными средствами. Работа трудоемкая – на год как минимум. Кроме того, реставрация одного только шасси Voisin навскидку тянет на пятьдесят тысяч долларов. Так что кто-то «возит саночки», а кто-то «катается» – так во всем мире. Возможно, клиент господина Пейоннэ решил ограничиться восстановлением шасси исходя из материальных соображений. Затраты на реставрацию с учетом постройки кузова – «с нуля» – могут не оправдаться, продать такую машину на рынке коллекционных автомобилей будет непросто. Ведь как пишут о Voisin в немногочисленных объявлениях о продаже? «Его цена была такой же, как у Bugatti 35A – сегодня». Стоит ли объяснять, что это за машина – Bugatti 35A?

- Что это за модель – Voisin C12?

- Вообще-то до «Ретромобиля» об этой машине знали только в парижском клубе любителей марки Voisin. (Пейоннэ опять хитро щурится.) Да и то – узнали от меня. Я приехал в Париж за документацией на нее, а президент клуба мне не поверил. Этот человек говорил: быть не может – Voisin C12! Мы выпили, и я вернулся домой, зная все необходимые номера – рамы, блока, мостов. Но без документации. Машина выпускалась по тем временам довольно долго, с 26-го по 31-й годы. Шесть «горшков», 4,5 литра, 115 «лошадей». Скорость – 140 км/ч, Voisin считались одними из самых скоростных машин. Так вот, установленный на моем шасси шестицилиндровый мотор выпускался только один год (1928). Была, правда, зацепочка – в 29-м точно такое же шасси оснастили мотором V12. Словом, я начал разбираться без чертежей, а когда мотор был уже закончен – получил их из Парижа. После всей работы! Ну, что тут скажешь!

- Интересно, в каком состоянии был этот мотор?

- Да, мотор... Это ведь система со скользящими гильзами, бесклапанная, и там все проржавело. Пришлось повозиться. Знаете, работает двигатель очень тихо, но – конструктивная особенность – сильно дымит. В мастерской даже пожарная сигнализация срабатывала. Есть и другие моменты. Стартовать на полном газу, пока гильзы холодные, опасно. Может заклинить. Поэтому предусмотрена «защита от дурака». Если вы ошиблись и резко нажали на акселератор, мотор не заведется – будет перекрыт впускной коллектор. С другой стороны, из-за гильзовой схемы двухтактные моторы Габриэля Вуазена невероятно терпимы к разным сортам топлива.

- А чем заправляют сегодня старинные автомобили? - Этилированный бензин в Европу привезли американцы в 45-м, до этого европейские автомобили имели чистый выхлоп. Так что я заправляю своих «старичков» бессвинцовым, «зеленым» бензином, лучше всего 95-м. Какое, спрашиваете, масло заливать в мотор? Чем старше машина, тем вредней ей тяжелые, с присадками, синтетические масла. Я использую минеральное, Premium, самое дешевое. Мне довольно часто приходится выезжать на различные парады, конкурсы, ралли, для этого у меня есть номерной знак, с которым на любой старинной машине можно ездить по Европе. (Одновременно он показывает пальцем вверх – музей расположен, по сути, в большом подземном гараже.) Однажды на исторической машине я попал в снегопад и проехал без отопителя и специальной резины двести километров!

Отступление второе, историческое.

Пикуленко, толкнув меня локтем в бок, обратил внимание на «авиационные черты» двигателя: система смазки с сухим картером, с двумя насосами. Нечто подобное сегодня используется в гоночных автомобилях, например, в Porsche. Вуазены, братья Шарль и Габриэль, построили свой первый автомобиль еще в 1898 году, но однажды увидели полет биплана братьев Райт... И фабрика братьев в Париже, в Исси-ле-Мулинэ, стала одним из крупнейших авиационных предприятий Франции. А ее самолеты... Помните аэроплан в самом начале «Новых приключений неуловимых»?

Пейонэ

Перейдя к автомобилям, Габриэль Вуазен сохранил название фирмы, Avions Voisin, – «Самолеты Вуазена». Но не только поэтому за Вуазеном закрепилась репутация чудака, попиравшего каноны автомобильного бизнеса. Ну кто, скажите, пишет в проспектах такое: «Покупатель автомобиля всегда напоминает ребенка, выклянчивающего игрушку»? Среди «ребенков» оказывались Анатоль Франс, Герберт Уэллс, Жозефина Бейкер, Морис Шевалье, Шарль Фару, Рудольф Валентино... Почитателем марки также был Ле Корбюзье, с которым Вуазен дружил и даже сотрудничал.

Он архитектору – перспективный генплан Парижа, а тот взамен – конструктивистские кузовы. Вуазен был среди тех, кто начал задумываться об идеологии автомобиля.

И, кстати, упомянутое гильзовое газораспределение было составной частью этой идеологии, по крайней мере до тех пор, пока его использование оправдывало себя – «гильзы» шумели значительно меньше, нежели традиционные тарельчатые клапаны. «Среди всех ощущений, испытываемых человеческим организмом, ничто так не выводит из душевного равновесия, как шум», – это слова Вуазена из проспекта 1927 года.

- Габриэль Вуазен выпускал самолеты с 1907-го по 1919-й год. После Первой мировой он сказал: «Никогда больше не стану делать машины, убивающие людей». И начал выпускать автомобили, которые тоже убивают. Ему как авиационному инженеру было просто принимать решения, которые казались сомнительными автомобильным конструкторам. Его автомобили были под стать самолетам. Первым во Франции, в 1921 году, он сделал машину с мотором V12. И первым же наладил в 29-м выпуск уже серийной модели с таким двигателем. А эксперименты с переднеприводными машинами V8? Так что сухой картер – запросто. Передняя колея С12 шире задней – как на Citroen DS, для того, чтобы машина лучше держала дорогу. Между прочим, Андре Лефевр, автор ситроеновских моделей 2CV и DS, пришел на фирму Citroen по рекомендации Вуазена, у которого одно время работал. Не у него ли он позаимствовал идею расширенной передней колеи? Теперь обратите внимание на расположение топливного бака в безопасной зоне внутри рамы, на электрический вентилятор, на полуавтоматическое электровакуумное переключение передач, на регулятор тормозных усилий. На сколько лет Вуазен опередил время? Смотрите сюда – этими большими эбонитовыми вентилями, что возле основания рулевой колонки, регулируется жесткость амортизаторов: левым – задних, правым – передних. Я вас удивил?

- Да, даже сегодня такое можно встретить только на спортивных и гоночных моделях...

- Погодите, это еще не все. Рукоять переключения передач ставится на задний ход и запирается ключом. Противоугонка, как на нынешних Saab. И подача топлива открывается ключом. Нет ключа – нет бензина. Ключ один ко всем системам. Такой вот иммобилайзер. Запуск осуществлялся по двойной схеме: ключ – кнопка. У машины династартер (как на мотороллерах «Вятка» – Авт.): нажимаешь кнопку – работает как стартер, отпускаешь – как генератор. Каждые пятьсот километров водителю приходилось энергично качать рычаг в полу – свежая смазка вытесняла из всех точек старую. Трубки системы тянулись ко всем важным узлам шасси. Со временем они, конечно, забились, потекли, пришлось менять.

- Похоже, повозиться пришлось не только с мотором, но и с шасси в целом...

- Вообще-то шасси попало ко мне в приличном состоянии, тормозные барабаны почти не корродировали. Хотя очистить требовалось многое. Знаете, я не использую воду под давлением: например, видите – табличку на панели полагалось сохранить как есть, а вокруг все убрать. Так можно сделать только вручную. Обратите внимание на панель приборов, она из металла и выкрашена под дерево. Это крайне необычно для модели, шасси которой стоило в Великобритании неслыханные 1350 фунтов стерлингов! Панель всю пришлось очистить, а затем сымитировать покрытие – закоптил свечной сажей и покрыл темно-коричневыми разводами. Я делал так раньше на Packard – опыт был. А еще намучился с предохранителями (заглядываем под торпедо, где расположен блок предохранителей размером с лазерный принтер). Все провода залиты в резину, и в тканевой оплетке. От времени затвердели. Я догадался их нагревать, чтобы придать им хоть какую-то гибкость. А вот и сам предохранитель (протягивает кусочек свинцового кабеля).

Пейоннэ хотел удивить нас выпускной системой, но Пикуленко опередил его, процитировав из «Золотого теленка»: «Козлевич открыл заслонку и выпустил дым». Глушитель работал в городе, а на шоссе, чтобы прибавить пару силенок, у Voisin, как и у «Антилопы-Гну», можно было открыть прямой выхлоп. А вот механизм запирания багажника просто покорил. Удивительное устройство – наверное, чем-то подобным оснащены двери в хранилище крупного банка. Само собой, как таковой багажник отсутствует, но при этом его массивная металлическая задняя стенка, по совместительству удерживающая запаску, имеется – пожалуйста, сиротливо поскрипывает петлями. Реставратор показал нам, как ходят зубчатые секторы, червяки и валы в запоре багажника. Как швейцарские часы, сказал он.

Поль Пейоннэ подводит нас к последней разработке замечательного инженера – неказистой мотоколяске Biscooter, которую выпускали в Испании в пятидесятые годы. Драматический путь: от самолетов через роскошные автомобили – к жестяной тарахтелке без окон и дверей. Габриэль Вуазен умер четверть века назад, этот путь привел к разорению и забвению.

Увы, как нам показалось, судьба нашего собеседника в чем-то созвучна судьбе Вуазена. Профессия автомобильного реставратора вымирает. Скоро в сараях и гаражах на всей планете уже не останется достойных объектов для восстановления. Время великих автомобилей уходит навсегда. У людей, подобных главному реставратору Женевского автомобильного музея, вряд ли возникнет желание возродить к жизни какую-нибудь Toyota Corolla. Да и зачем? С тем же успехом можно коллекционировать плейеры, фотокамеры-"мыльницы" или игрушки-"тамагочи". Да и места подобное собрание займет меньше. Господин Пейоннэ разменял уже седьмой десяток, его жизнь – разгадка таких вот технических ребусов, как Voisin C12 1928 года, и маловероятно, чтобы на склоне лет он занялся чем-то еще...

Фото АЛЕКСАНДРА СТРАХОВА-БАРАНОВА.

Источник: Журнал "МОТОР"